Previous Entry Поделиться Next Entry
Как побороть коррупцию
супермен
jggghk

Петр Филиппов, соавтор первых российских экономических реформ, объясняет, как иск в защиту неопределенного круга лиц помогает бороться с коррупцией. Slon Magazine публикует избранные фрагменты его лекции, прочитанной на Зимней дискуссионной школе GAIDPARK-2016, организованной Фондом Егора Гайдара и Университетом КГИ.

История человечества начинается с того, что народы в ходе неолитической революции научились жить за счет выращивания злаков и разведения скота. Успешность этих методов настолько превосходила собирательство, что это привело к взрывному росту населения и необходимости создания больших государственных институтов.

Если верить теории «стационарного бандита», первые государства – это фактически результат покорения земледельцев кочевниками или иными воинственными группировками. Они завоевывали несколько племен, оседали на территориях и постепенно превращались в привычную нам сегодня бюрократию, живущую за счет сбора дани или ренты с покоренного населения. Так формируется система естественного государства, или «государства закрытого доступа», скрепленного вертикальными потоками дани, которые сегодня можно называть коррупцией.

Государства открытого доступа

Сегодня в мире насчитывается порядка двадцати государств, где эта система рентных отношений упразднена или сведена к минимуму. К ним относятся развитые экономики – страны, где власть максимально подотчетна гражданскому обществу и социальным институтам. Лауреат нобелевской премии по экономике Дуглас Норт называет эти страны «государствами открытого доступа».

Из анализа их социально-политических систем видно, что основание, на котором зиждутся инструменты, сдерживающие коррупцию, – политическая конкуренция и свободные СМИ. Без них все иные, более прикладные инструменты работать не будут. Победить коррупцию в верхах можно будет только тогда, когда у элиты будет реальная угроза потери власти в ходе простой демократической процедуры.

Однако после установления политической конкуренции важно не упустить момент и создать дополнительные механизмы, позволяющие обычному человеку контролировать и пресекать коррупционные действия. В мировой практике устоялись три таких базовых инструмента: возможность частного обвинения, иски в защиту общественных интересов и открытый доступ к государственной информации.

Человек-прокурор

В Великобритании вплоть до XIX века основными обвинителями в судах были физические лица – обычные горожане. Только спустя некоторое время в поддержку этой системы были введены гособвинители, которые занимались этим на профессиональной и постоянной основе. В США такое право у граждан имеется до сих пор: потенциально каждый американец может на некоторое время «стать прокурором» и добиться справедливого наказания. Это поддерживает в обществе внутреннее ощущение закона и создает для граждан дополнительный инструмент самостоятельного, автономного от власти контроля за происходящим в городе, районе, штате.

Каждый американец может на некоторое время «стать прокурором» и добиться справедливого наказания

Однако американцы крайне редко прибегают к этому инструменту – около тридцати раз в год. Подотчетная гражданам правоохранительная система как будто чувствует конкуренцию со стороны населения, дорожит своей репутацией и стремится не допускать ситуации, когда американцам придется тратить свое личное время на замещение функций гособвинителей.

В современной России такая возможность предусмотрена законом, но в крайне малом объеме. Мы можем подать иски только по незначительным правонарушениям; коррупция в их число не входит. А, к примеру, в Финляндии, Швеции, а теперь и в Казахстане граждане имеют право через суд отменить установленные нормы и условия, способные создать коррупциогенную ситуацию.

На страже общественных интересов

Усилить эффективность частного обвинения позволит другой институт – иски в защиту неопределенного круга лиц. Представим ситуацию: вы покупаете в магазине сыр, а дома обнаруживаете, что он испорчен. Сейчас в России вы можете подать в суд и взыскать компенсацию с магазина или производителя в размере стоимости товара и моральный ущерб. Это очень небольшие деньги, особенно в сравнении с потенциальными затратами на адвоката или личными затратами времени.

Если же ввести систему исков в защиту неопределенного круга лиц, то в суде можно будет представлять уже не только свои интересы, но и интересы всех потенциальных покупателей этого сыра. Совокупный коллективный ущерб становится намного больше, а значит, возрастает цена рисков компании, производящей или продающей некачественный сыр. То же самое касается плохо отремонтированной дороги, оставленного открытым и неогороженного колодца, вскрытыми фактами низовой коррупции и т.д.

Cовокупный коллективный ущерб становится намного больше, а значит, возрастает цена рисков компании, производящей или продающей некачественный сыр

Кроме того, в Канаде, США, Китае, Бразилии любой гражданин может выступить в защиту неопределенного круга лиц и в случае победы в суде получить 7–10% от суммы взысканного штрафа. Это уже весьма значительные средства. Этот институт призван стимулировать население отстаивать не только свои права, но и общественные интересы.

Как ни странно, в России в 1996 году был принят закон, дающий право гражданам подавать иски в защиту неопределенного круга лиц. Но такие иски действенны только в случае, если в тексте отраслевого закона есть дополнительно включенная отсылка к этой мере. Корректировать отраслевое законодательство власть не спешит, и институт не работает.

Доступ к информации

Коррупция – это крайне скрытый вид преступлений, обнаружить ее – самое сложное. Поэтому для организации борьбы с коррупцией очень важны открытость данных, предоставление любому гражданину полной информации об имуществе и совершенных сделках как госпредприятий, так и разного уровня бюрократов. Право на получение информации, не обозначенной грифом «Секретно», есть у любого жителя США. Желающему просто необходимо заплатить некоторую сумму за право использования этих данных. В Эстонии также можно заплатить €2 и получить доступ к любой информации не только госучреждений, но и частных компаний.

Такие меры ставят власть имущих под постоянное наблюдение со стороны граждан и значительно снижают риски получения чиновниками нелегальных доходов. В России также действует закон, разрешающий гражданам запрашивать информацию о тратах госструктур, но какую информацию выдавать, а какую нет, всегда решает профильное ведомство.

Разумеется, существует целый список институтов, значительно повышающих эффективность борьбы с коррупцией в государстве. Это конфискация всего имущества у выявленного коррупционера (а не только в соответствии с размером нанесенного им ущерба), введение уголовной ответственности за недонесение о фактах коррупции и применение коллективных санкций ко всей ячейке государственного аппарата, даже если в коррупционной схеме участвовал только один из сотрудников ведомства.

Однако самое важное – предоставление гражданам действенных стимулов для самостоятельного выявления коррупции, борьбы за собственные и коллективные интересы. Только в этом случае можно перейти от государства, основанного на дани, к государству, основанному на законе.

Текст подготовил Михаил Комин

источник


Комментарии отключены

Для этой записи комментарии отключены.

?

Log in